жить Летиста

Популярное

Предупреждаю : Здесь — сплошное О.Л.О.!

Эту главу моего повествования я изначально задумала написать спустя время, что бы не просто лишний раз погреться в воспоминаниях о Ликийской, но и подвести кое какие итоги. О них — итогах — в конце главы. А пока…

…Пробуждение было великолепным. Бог мой, я так благодарна тебе за то, что имею такую возможность: проснувшись увидеть над головой раскидистую крону дерева, у ног — величавое море, а  по бокам — дорогих друзей, сладко посапывающих в своих спальниках…! Сегодня мне исполнился 41 год. Странно — такое смешное несовпадение цифр и моих реальных ощущений себя в возрастной плоскости…! Я стою на камнях, раскинув руки и приветствую море, приветствую горы, приветствую первый день ещё одного года моего земного пути. Ощущение тайны. Благодать заполняет сердце, разливаясь, выплёскивается наружу и я пою — вполголоса, улыбаясь, закрыв глаза. Я хочу запомнить каждый момент, каждую секунду, я хочу сохранить в себе это ощущение тихой радости и глубокой благодарности всем событиям, случившимся за время похода и всем людям, которые рядом со мной в эти дни…

Ребята поздравляют, обнимают и дарят сердечные пожелания. Такие уже родные лица! Начинаем сборы. Но одно родное лицо всё ещё сопит в своём спальнике. Это Артурчик.

— Артурчик, пора вставать и двигать в путь — говорю ему я, охваченная праздничной радостью и сладким предвкушением новой дороги.

На что Артурчик отвечает вопросом, не открывая глаз:  «Зачем мне вставать, если я ещё не выспался?»

— А ведь логично — думаю я и улыбаюсь ещё шире.

Сегодня наш путь лежит  в в древне-ликийский город Патара, с его знаменитым 18-километровым белым пляжем. По дороге решили завернуть на разрекламированные старинные развалины города Ксантос. Но сначала — утренний арбузный банкет в честь моего дня рождения в просыпающемся солнечном Калкане. Едва встало солнце, а роскошный фруктовый магазин уже открыт и пополняет полки свежими дарами природы. Тут мы и отоварились, довольные.

Дружно умяли за здоровье — моё, своё и того парня — три огроменных арбуза. После арбузного банкета нас покидал ещё один человек  Артурчик. Он уезжал в Стамбул. Попрощавшись с другом мы тронулись в путь.

Виды по дороге, как всегда — фантастические…!

Прошли больше 10 -ти км, потом началось пекло и до распиареных живописных развалин Ксантоса мы доехали автостопом. Что можно сказать про развалины….Самый обычный набор для доверчивых туристов. Какие- то остатки каких -то развалин прямо у дороги, тут же кафешка, магазин, сувениры… Из интересного на этих развалинах было только то, как за нами бегал человек, взимающий плату за вход в амфитеатр (господи, ещё один амфитеатр…) Мы же просто зашли с другой стороны амфитеатра — что нам, гончим да поджарым, эти метровые колючие кусты да каменюги? — да глянули на ничем не впечатлившие развалины сверху. Настырный взиматель платы за вход бегал внизу по дороге и кричал нам про оплату. Мы же — опалённые солнцем и видавшие виды и пошикарнее — лишь молча взирали на развалины сверху и думали — «А за что нам тут платить? Нет, нам тут платить не за что, уважаемый сборщик податей…» Потом мы спустились и взглянув без эмоций на  на неугомонного стража развалин, пофотались на фоне этих каменюг — раз уж добрались, то надо!

Далее наш путь лежал в Патару.

— Судя по этим » Величественным древним развалинам»  разрекламированный 18-ти километровый пляж может оказаться пятиметровой песочницей на городском каменистом берегу…) — подумалось мне. Но, несмотря на эти снобские рассуждения подзаевшегося бывалого туристяки ощущение праздника взяло верх и я решила так:  «Радость мою не сломить уже. Будет песочница — значит буду пускать праздничные песочные салюты и громко петь «Пусть бегут неуклюже». Вот он — самый правильный настрой на отдых — радоваться и наслаждаться во что бы то не стало!

 И ведь какой правильный настрой оказался! Вознаграждение было самым что ни на есть на-день-рожденье-подарочным!!!  Когда мы добрались до пляжа Патары, радости моей не было предела — такое великолепие встретило нас…! Пляж был действительно бесконечный, а песок — мелкий и белый. Пляж Патара- бич — самый длинный пляж в Турции, он окружён живописнейшими развалинами древнего ликийского города Патара. Вход на территорию этого заповедника — платный, но тут и заплатить не жалко! Дорога на пляж лежит через завораживающие взгляд старинные останки города, окружённые буйной растительностью. Патара-бич и прилегающая к нему территория древнего города — это часть большого национального заповедника. По дороге на пляж встретили много вот таких улиточьих общежитий

А вот и сам Патар -бич. Мечта путешественника: туристов -мало, море- тёплое, волны — в самый раз.

Ну, новорожденная, гулять так гулять?!?  Я ушла в заплыв и меня час бултыхало в волнах, как колготки в центрифуге. Щенячий восторг сменялся одурением от этой качки, потом — опять восторгом, а восторг сменялся снова — счастливейшим из восторженых одурений) Мы пробыли на этом чудесном пляже почти до вечера.

Потом часть группы осталась там ночевать, а часть отправилась в Гелемиш- крохотный посёлок, прилегающий к заповеднику. Там мы нашли великолепный кемпинг, ограждённый, с домиками и с топчанами, устланными коврами и подушками. Гелемиш очень небогатый городок и для того, что бы угодить немногочисленным туристам, жители его делают всё возможное. Вот и в прекрасном нашем кемпинге условия были просто сказочными — проживание бесплатное! Всё, что требовалось с проживающих — покушать или выпить в кафешке при кемпинге — через дорогу. Что мы и сделали — в завершении моего дня рождения. Мы засели в кафешке и устроили очередной банкет — соковый. Стакан сока стоил смешных денег, но у улыбающегося бармена и хозяина кемпинга не возникло никаких претензий к нам за наш студенческий заказ.

Наутро встретились у кафе с остальной группой, пришедшей с пляжа, позавтракали арбузом и фруктами и тут я поняла, что потеряла кошелёк. Со всеми деньгами, которые только что сняла в банкомате. Народ сказал: Да ладно!?! — Ага — сказала я, ошарашенная таким поворотом событий. Не то, что бы я не теряла раньше кошельков-перчаток- сумок-телефонов-адресов-ключей-совести, но просто здесь, в этом раю, потери из той — городской — жизни казались каким-то арт-хаусом, ей богу. Но факт состоялся и Майя пошла звонить в полицию. Я растерянно поплелась за ней. Затея с полицией — дело верное и кошелёк найдут — так нам объяснили — (найдут кошелёк!!!!??!!) — так как такие кражи тут дело исключительно редкое. Но понадобится немного времени — день, может два.  Немного времени…. Такого времени у нас не было — мы должны были идти дальше. Майя на пару дней направлялась в Анталию, что бы потом снова вернуться к группе, Витал тоже — ему надо было улетать и я, растерянная, с грустью поняла — моя Ликийская тропа заканчивается здесь…. Позвонила домой, из дома меня поддержали небольшой суммой денег на карту и я, всё ещё не веря в происходящее, присоединилась к ребятам, покидающим тропу… Если бы ребята знали меня чуть дольше, они, конечно же, настояли бы на том, что  бы я вывернула рюкзак и перосмотрела внимательно все вещи, но — кто бы меня знал раньше, кто бы знал, что можно терять можно и ТАК ВОТ — ничего не потеряв…!!!

-Всё что ни делается- всё к лучшему — подумала я и приняла эту потерю как знак к тому, что пора сворачивать с ликийской на другую тропу — тропу домой. Тронулись в путь. Сразу же встретили огромное дерево сочной шелковицы и ещё раз позавтракали.

Я всё ещё была немного расстроена, но Взглянув на Макса — разулыбалась. Макс висел на дереве и вот так завтракал:

Всей группой группой мы дошли до трассы, где наши пути расходились в разные стороны. Обнялись, наговорили друг другу добрых сердечных слов и сделали заключительное совместное фото.

 

 

 

Пятеро путешественников, оставшихся от некогда многочисленной группы, двинулись навстречу новым приключениям, а Витал, я и Майя пошли стопить до Анталии. Добрались до Анталии с тремя пересадками, особенно запомнился редкого колорита последний наш экипаж, в котором мы царственно въехали в центральную часть Анталии. Это была мусорка, господа. Не совсем, конечно, но очень рядом. Грузовик, кузов которого был забит покорёженными железяками и мешками со строительным мусором, сослужил нам добрую службу на последнем участке нашего 200-километрового броска Патара — Анталия. Когда молодой и не совсем трезвый водитель откинул полог кузова, у меня вырвалось только слабое «нееет». Улыбчивый Витал перестал улыбаться и даже маленькая, но очень отчаянная девушка Майя на секунду замешкалась. Но до Анталии было рукой подать, а мы были настолько уставшие, что неадекватный водитель и гора хлама в кузове всё же не смогли остановить нас — мы переглянулись, кивнули и уселись. Усевшись,  приняли оборонительные позы на случай обвала на наши бедные головы кучи металломусора и постучали в кабину пьяному водителю — Поехали!!!

А потом было две ночи в гостях у каучсёрфера Зафера — смешного турка, работающего в аэропорту. Зафер принял нас в своей белоснежной квартире как родных, сказал, что его можно звать Зефиром, обнял, показал где холодильник, попросил найти ему русскую жену и уехал в аэропорт на ночное дежурство. А мы намотали километров десять по вечерней Анталии и после спали, как младенцы. Перед сном я полезла в рюкзак и нашла там…кошелёк. «Ребята..» — только и смогла вымолвить я, показывая свою находку. Майя сказала коротко : «Я тебя убью», Витал расхохотался от души и мы упали спать. В радужных наших планах было отоспаться, но в восемь утра вернулся Зефир и начал яростно пылесосить ковровые покрытия. От помощи отказывался, на вопросы не отвечал, задобрить удалось только тем, что попросили его сготовить что — нибудь вкусное и обязательно турецкое. Сразу подобрел и наготовил нам, нерадивым сыроедам, огромный казан варева. И мы сели. И мы ели. И было нам знаете как ? Вкусно!!! Так состоялось моё первое знакомство с каучсёрфингом и первая за две недели варённая еда. И то и другое было весело и познавательно. Зефирчик, добрый человек, спасибо за гостеприимство и дай тебе аллах здоровья и жену русскую — как заказывал!!!!

А потом был разноцветный и разноголосый Стамбул. Я приехала рано утром на ночном автобусе, и снова встретилась с ребятами — с Виталом, у которого отменили рейс и Артурчиком. Нашли отличный хостел на Таксиме, заселились и бродили по городу, катались на пароме и натрескались турецких сладостей из лавки.

Потом было очередное прощание…и вот я в аэропорту Стамбула. Уже отдохнувшая, оцивиленная, но так и не вернувшаяся в эту, не ликийскую, реальность… Сижу среди ожидающих вылет пассажиров, рассеянно слушаю объявления рейсов и думаю о ребятах — тех, который сейчас на тропе и о тех, которые сошли с неё гораздо раньше. Где вы сейчас, друзья мои? По каким дорогам идёте? Какие закаты и рассветы отражаются в ваших восхищённых глазах и в каких затерявшихся бухтах  принимают вас в свои солёные объятья ласковые волны? Я всем сердцем с вами, я — там, где вы..!

Мне становится грустно и очень светло, я достаю из рюкзака Большой Блестящий Баклажан и громко надкусываю его, мечтательно глядя в никуда и не обращая внимания на десятки недоуменных взглядов, обращённых в мою сторону.

До свидания, сказочная Турция, до свидания, Ликийская тропа!

С благодарностью к вам, счастливица Настя — с баклажаном в правой и с морковью в левой руке.

……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….

Прошло уже почти полгода с того самого похода. Вот, видите — говорю стихами! Подведу небольшие итоги:

Вес: В поход я пришла — 94 кг, из похода пришла — 90 кг.  Продолжила неторопливый переход на сыроедение в соотношении 90 на 10, плюс  физические нагрузки — плавание, Сурья намаскар, Око Возрождения и 4-5 раз в неделю — трек по 10-11 км. Холод для меня — вечное испытание. Когда похолодало — треки сошли на нет и меня сразу потянуло на каши и супы. Я стала позволять себе их чаще( раз очень хочется — то надо!), потом всё успокоилось. В ноябре проголодала 10 дней, что бы почиститься. Вышла из голода неправильно и был Большой краБум! По другому это называют срыв…)  Это когда холодильник на кухне при виде тебя забивается в угол, съёживается, начинает трястись и судорожно царапает на стене: «SOS!»

Сейчас я пока в норме, так же занимаюсь, плаваю, вместо трека — каждый день по 5-6 км на эллиптическом тренажёре. Сейчас мой вес — 79 кг. То есть, за эти 5 с небольшим месяцев я похудела на 15 кг. Если честно — то практически без усилий над собой. В удовольствие. Своего отношения к сыроедению я не изменила, но к стопроцентному его воплощению не стремлюсь — 80/20, 90/10 — максимум. И главное — никакого насилия над собой. Всё должно быть в кайф, ребята! Если бы сделала усилие и перешла на полное сыроедение — сейчас уже смело пряталась бы за шваброй, наверное…))) Но потеря веса — это не самый важный результат от смены традиционного питания на сыроедение. 

Самочувствие, нервы: Стал гораздо крепче и глубже сон. Что бы выспаться, мне теперь хватает 7 часов, вместо 1прежних 10-ти  — 11-ти . В управлении гневом тоже есть явные сдвиги — я реже взрываюсь и всё чаще могу отследить и нейтрализовать эту разрушающую эмоцию. Полностью прошло достававшее меня почти одиннадцать лет периодическое высыпание на лице, непонятного происхождения и неведомое врачам, которые, как обычно, прописывали кучу колёс, физио, ещё что-то, и говорили, что надо делать аппаратную чистку крови. Ну вот и почистилась я без всяких аппаратов — на сыроедении и голоде!

Энергия: Это отдельная песня, ребята) Энергии стало не то, что бы наполовину, её стало вдвое больше. Состояние разбитости и вырубающей усталости, так часто случавшееся раньше — теперь в прошлом. Те нагрузки, связанные с работой, которые мне приходится иногда сейчас выносить — раньше требовали один- два дня для восстановления. Сейчас это время сократилось до пары — тройки часов дополнительного сна. Я стала ещё легче на подъём и пропусков тренировок стало меньше. 

Внешность: Все рассказы, которые я слышала в походе от сыроедов со стажем — о влиянии сыроедения на внешний вид, я прочувствовала на своём опыте. тот период, когда я приударила по супам и кашам, а особенно тот варварский недельный налёт на кухонные шкафы и холодильник — сразу отразились на лице.  В прямом смысле. Мешки по глазами, отёчность, плюс десять лет минимум. Я не шучу. Я смотрела в зеркало и не верила, что такое возможно. Сейчас, когда вернулась к переходу на сыроедение, смотрю в то же зеркало и верю: да, возможно! В свете этих выводов возьму на себя смелость  дать совет всем без исключения девушкам — женщинам : Даже если вы не собираетесь менять своё питание, даже если вы до сих пор едите мясо — не важно! Хотите похорошеть и помолодеть к какому — нибудь торжеству  или празднику? Есть великолепный способ — просто пару неделек, а лучше месяц, посидите на фруктах и овощах. Вы увидите. Вы почувствуете. Вы оцените и останетесь довольны! А уж про летнюю урожайную пору и говорить не стоит — тут сам бог велел всем без исключения побыть на сыроедении — почиститься, скинуть пару- тройку болезней, да с пяток годков!

Мысли и действия: Здесь тоже есть существенные перемены. Но о них я не хотела бы рассказывать. Скажу коротко : Всё меняется. Не со скоростью ветра, слава богу —  все эти стремительные взлёты и такие же стремительные возвращения я проходила уже — но меняется!

Рассказ о сыроедческом походе по Ликийской тропе окончен. А жизнь — полная работы над собой, поисков и прекрасных открытий себя — продолжается! Желаю всем удачи, Любви и здоровья!

 

 

 

 

 

 

Понравилась статья? Если нет - тогда вы шутите! )

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика